«Перед „захоронениями Царской Семьи“ никаких молебнов, ни личного поклонения простых верующих нет»

18 августа 2007 г.

Беседа с Архиепископом Тихвинским Константином, ректором Санкт-Петербургских духовных школ.

— Владыка, православный телеканал «Союз» вещает из Екатеринбурга, града святой Екатерины. По крайней мере, православные уральцы его название воспринимают именно так. Хотя кто-то считает, что он назван в честь царицы Екатерины, а некоторые до сих пор называют его по-революционному Свердловск; как, по Вашему мнению, сегодня петербуржцы воспринимают свой город? Как град апостола Петра, как град царя Петра Великого, как Ленинград? Насколько Вы считаете важными или малозначимым названия наших городов, восприятие их людьми?

— В Санкт-Петербурге примерно та же самая ситуация. Благодаря Церкви все больше и больше людей воспринимают наименование города в его изначальном, первичном значении, именно как град святого апостола Петра, который является небесным покровителем императора Петра Первого. Многие люди, особенно гости города, воспринимают его как город, который назван в честь императора Петра Первого. Многие люди, особенно блокадники, фронтовики, люди старшего поколения, для которых этот город является городом их славной молодости, по-прежнему называют его Ленинградом. Мы глубоко чтим память защитников этого города, уважаем их, и поэтому мы не оспариваем их личное мнение, у нас по этому поводу не возникает никакой борьбы, противоречий, препятствий или недоразумений.

— А насколько важны названия наших городов, чьи имена они носят? Или это субъективное восприятие каждого человека?

— Название каждого города следует воспринимать в его изначальном, первичном значении. Это закон.

— Как известно, Петербург был, как говорили в недавнем прошлом, колыбелью революции. С чем это связано? С какой-то особой атмосферой? Сохранилась ли она в какой-нибудь степени до сего дня, или это просто историческое стечение обстоятельств?

— Это не может быть ни в коем случае историческим стечением обстоятельств. Говорят, Санкт-Петербург не «город революции», а «город трех революций». Некоторые говорят, даже четырех и пяти революций, если говорить о перестроечных революциях и других. Дело в том, что Санкт-Петербург — это столица великой империи. Революции, дворцовые перевороты всегда делаются в столицах. Нет смысла делать революцию в каких-нибудь глухих уездных местечках. Там она всегда обречена на провал. Именно потому, что Петербург был столицей империи, здесь происходили революции, дворцовые перевороты, а еще до революции убийства, покушения на царей, убийство императора Павла Первого и др. Все это связано в первую очередь с его имперским статусом, статусом столицы империи.

— Приезжая в Петербург сегодня, спустя почти 20 лет с начала изменения отношения нашего государства к Церкви, можно увидеть немало православных храмов, по-прежнему находящихся в поругании. Они заняты различными организациями, в них не совершаются богослужения. В Москве это выражено в меньшей степени. Почему в Петербурге такая картина?

— На этот вопрос мне тяжело ответить, потому что, к сожалению, даже мы с Вами сейчас находимся не в историческом здании нашей духовной академии: мы находимся сейчас в историческом здании духовной семинарии. А историческое здание духовной академии, которое было построено на средства Синода в 1821 году, до сих пор еще удерживается индустриально-педагогическим колледжем, несмотря на очень много арбитражных судов. Историческое здание нашей академии нам до сих пор так и не передали, несмотря на поддержку городских властей и бывшего губернатора Владимира Анатольевича Яковлева, и нынешнего губернатора Валентины Ивановны Матвиенко. Вся городская власть за то, чтобы возвратить нам это здание. Московская духовная академия находится в своем здании, а Санкт-Петербургская не в своем. На всю Россию только две духовных академии: Московская и Санкт-Петербургская. Для нас очень прискорбно такое положение дел; вы это правильно заметили.

— Владыка, а почему?

— Возможно, связано с менталитетом местного населения, Вы говорили о городе революций, а также о том, что наши решения, наши просьбы о передаче здания Санкт-Петербургской духовной академии его законному владельцу, к сожалению, не находят поддержки в Москве. Нас город поддерживает. К сожалению, московские власти нам постоянно отказывают.

— А как много храмов еще не возвращено?

— Подавляющее большинство храмов возвращено. Сейчас проблема: строить новые храмы в так называемых спальных районах. Каждый из Санкт-Петербургских спальных районов примерно таков по величине, как средний областной город нашей России.

— Владыка, насколько велико сегодня влияние Православной Церкви на общественную жизнь города, на его духовную атмосферу? Или церковь по-прежнему, как и при советской власти, находится в некотором гетто, живет сама по себе?

— Нет. Об этом свидетельствуют прежде всего объективные социологические исследования. Мы находимся в хороших отношениях с целым рядом ведущих вузов Санкт-Петербурга. У нас христианскую социологию преподает директор Института социальных и психологических исследований при Санкт-Петербургском государственном университете, профессор Семенов. Он нам приводит постоянно все новые статистические данные. Религиозность, вне всякого сомнения, растет довольно быстро. Другое дело, что традиционная церковность меньше, отстает, но всегда так было, и не только с Православием, а практически со всеми конфессиями. Церковь не назойлива, совершенно не навязчива, как технологии сектантов. Просто несет слово истины, оставляя при этом личность своего слушателя совершенно свободной. Мы не используем никаких технологий обработки общественного мнения. Личность нашего слушателя остается свободна принять или не принять Божье Слово. Но все больше и больше людей принимают. Церковь в городе становится все более и более услышанной. Мы уже давно вышли из состояния гетто.

— А почему Церковь не использует никаких технологий?

— Потому что технологии так или иначе принуждают человека к принятию вашего мнения. Осуществляется то или иное насилие над психикой. Таким образом, нарушаются слова Христа и слова апостола, что «вы куплены дорогой ценою», и еще о том, как надо ценить свободу. Бог любит и приветствует тех, кто приходит к нему свободно — не по принуждению, а свободно.

— Для того, чтобы человек пришел свободно, у него должны быть знания о Церкви, о том, зачем туда приходить. Насколько Церковь в Санкт-Петербурге, Санкт-Петербургская епархия имеет возможность донести это знание людям, чтобы человек мог сделать действительно свободный выбор? Потому что со страниц и экранов светских средств массовой информации идет совершенно другая информация. И получается, что человек воспитывается как бы однобоко...

— Вы совершенно правы. Наши оппоненты используют метод информационного насилия. Действительно, телевидение (практически 100%) подает информацию в своем стиле, совершенно не считаясь с тем, что свыше 60 % налогоплательщиков нашей страны православны. Сколько у нас православного телевидения? Ваш канал «Союз». Еще на Украине канал «Глас». И все. А 60 % налогоплательщиков платят свои налоги. Это православные люди. Они хотели бы больше узнавать объективной ситуации и объективной информации — и о самих себе в том числе. Мы пытаемся каким-то образом исправить этот дисбаланс, эту дискриминацию большинства тем, что учим. Но, тем не менее, нам не хватает времени в средствах массовой информации. Я выражаю большую благодарность Вам, и лично Владыке Викентию, за то, что по вашей инициативе, такая возможность все-таки существует.

— Владыка, Санкт-Петербург и Екатеринбург связаны между собой царской темой, Святыми Царственными Страстотерпцами. 17 июля Церковь чтит память Святых Царственных Страстотерпцев. В Екатеринбурге этот день отмечен целой чередой богослужений, фестивалем православной культуры «Царские дни», грандиозным Крестным ходом от места убиения Святых Царственный Страстотерпцев к месту уничтожения их останков. В этом Крестном ходе принимают участие до 10 и более тысяч человек, которые во главе с Правящим Архиереем проходят 20 километров. Как в Санкт-Петербурге чтят память Святых Царственных Страстотерпцев, и насколько они почитаемы на земле Санкт-Петербурга?

— В Санкт-Петербурге еще практически до их церковной канонизации они были почитаемы. У многих хранились фотографии, какие-то самодельные иконы. Чаще всего это были фотографии Царской Семьи, Царя-Мученика, Страстотерпца. С каждым годом идет нарастающее почитание. Вне всякого сомнения, была в начале очень большая оппозиция, поскольку город с революционными традициями; многие не признавали. Я вполне понимаю их, потому что как можно признать того, кого арестовали, кого изгнали, кого отправили в ссылку? Это значит — в какой-то степени признать свои собственные ошибки. Но постепенно ситуация выравнивается, и многие начинают привыкать. В Царском Селе проходят по этому поводу большие торжественные мероприятия.

— А что в этом году будет?

— В этом году будет то же, что и всегда: богослужение, прославление. Мы их почитаем даже не только 17 июля, но и завтра. Завтра собор Санкт-Петербургских святых; в том числе и их мы особо поминаем на богослужении, и призываем их в своих святых молитвах.

— Владыка, в 1998 году в Петропавловской крепости были захоронены так называемые «Екатеринбургские останки». Останки, найденные в Поросенковом логу под Екатеринбургом, и приписанные государственной комиссией Царской Семье. Прошло почти 10 лет. Каково отношение Церкви к этим останкам сегодня?

— Отношение такое же, как было изначально и Церкви, и общественного мнения — мы их не признаем.

— Таково официальное отношение Церкви. А в народе? Может быть, все-таки в народе есть какое-то почитание этих останков? Если это останки членов Царской Семьи, то это Святые Мощи. Они не могут быть не почитаемы. Их обязательно должны почитать, должны быть случаи каких-то чудесных исцелений, как это говорят в народе, какие-то чудеса происходить. Слышали ли Вы об этом? Свидетельств о молитвенной помощи по обращению к Святым Царственным Страстотерпцам — очень много. А есть ли какие-то свидетельства по молитвам именно перед этими останками?

— Перед этими останками никто не молится. И никаких свидетельств о том, что, по молитвам перед этими останками, произошло какое-нибудь чудо, чудеса, ничего подобного нет. Может, Вам покажется странным, но гораздо больше простого народа молится, Вы наверно будете удивлены, перед местом захоронения убиенного императора Павла Первого. А перед этими, так называемыми, «захоронениями членов Царской Семьи» никаких молебнов, ни личного поклонения, ни личного участия простого верующего народа нет. Ничего.

— То есть за 10 лет ни единого случая?

— Нет.

— Какие святыни сегодня православный человек может посетить в Санкт-Петербургской епархии? Паломничество с каждым годом в среде церковных людей возрождается все больше. Куда бы Вы пригласили, Владыка, приезжающих в Санкт-Петербург паломников?

— Конечно же, в самом Санкт-Петербурге монастырь на Карповке, женская ставропигиальная обитель, где погребено тело прославленного великого нашего пастыря начала ХХ века святого праведного отца Иоанна Крондштадского; часовня Ксении Петербургской. А в области — Тихвинский монастырь, где находится редчайшая святыня, подлинная икона — это не чудотворный список, не чудотворная копия, а подлинная икона, — величайшая святыня всей русской земли и всего православного мира — это Тихвинский образ Пресвятой Богородицы. Нет человека, которого бы этот образ оставил равнодушным.

— Приезжает много людей?

— Да. С каждым годом все больше и больше людей приезжает. Ко мне приходят многие ученые, деятели, у которых происходит та или иная трагедия или неприятность или по службе, или в личной жизни. Люди часто просто колеблющиеся. Я им всем советую: «В первую очередь, если вы нуждаетесь в благодатной поддержке, поезжайте в Тихвин, помолитесь перед чудотворным образом Пресвятой Богородицы». Эти люди возвращаются оттуда преображенными, потому что от иконы исходит такая мощная благодать, такой мощный энергийный поток, что он пронизывает, образно говоря, даже самого черствого человека, и не оставляет его равнодушным.

— Спаси Господи, Владыка. И, в завершении нашей беседы, Ваше архипастырское благословение нашим телезрителям и радиослушателям.

— Я призываю на всех вас благословение Господне. По молитвам Пресвятой Богородицы, образ Тихвинской иконы наш есть, по молитвам святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова, под небесным покровительством находятся наши духовные школы, академия, семинария, регентское отделение, иконописное отделение, факультет иностранных студентов и по молитвам всех святых в земле Санкт-Петербургской и Ладожской просиявших.

Беседовал игумен Димитрий (Байбаков)

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Последние телепередачи

Вопросы и ответы