Беседы с батюшкой. Исаакиевский собор – собор Российской империи

15 января 2016 г.

Аудио
Скачать .mp3
  В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает протоиерей Алексий Исаев,  настоятель Свято-Троицкой церкви в деревне Горка-Хваловская и храма святого великомученика Георгия Победоносца в Купчино. 

– Сегодня тема нашей передачи непосредственно связана с тем местом, где несет свое послушание гость нашей студии отец Алексий, и звучит так: «Исаакиевский собор – духовная доминанта России». Сам храм представляет собой одно из чудес в нашей стране. Расскажите, как Вы ощущаете себя в таком уникальном месте.

– Великолепно! Но прежде чем начать наш разговор, мне бы хотелось немного рассказать об истории нашего храма. Интересно, что особую роль в жизни собора сыграло число «четыре». Так, Исаакиевский собор имеет свой нынешний вид благодаря четвертому проекту, поскольку три предыдущих были неудачными. Сам храм начинали строить несколько раз, и только с четвертой попытки благодаря труду четвертого архитектора О. Монферрана он был построен, причем работа по его строительству велась четыре десятка лет. Если вы внимательно посмотрите, то увидите, что собор окружают четыре башни-колокольни. Кроме того, есть в Исаакиевском соборе одна фактически незаметная для обычного человеческого глаза проблема: в храме немного опущен пол, и как говорят специалисты, если на него положить стальной шар, то он медленно покатится. А этот перепад пола по высоте достигает 40 сантиметров. И наконец, даже адрес нашего храма содержит в себе это число «четыре» – Исаакиевская площадь, дом 4. Вот какое значение в судьбе собора имеет это число!

Нужно сказать, что архитектору О. Монферрану пришлось нелегко, потому что по повелению императора алтарь нужно было оставить на прежнем фундаменте. И, оставив старый алтарь, он начал пристраивать к нему новый. Конечно, любой специалист, архитектор или инженер, вам скажет, что это технически невозможно сделать, и потребовалось время, чтобы в этом убедить царя. Теперь этот величественный прекрасный собор является украшением не только Санкт-Петербурга, но и всей России.

Но главное, конечно, здесь не изящество и красота храма. По подсчетам специалистов, в соборе может вмещаться от 10 000 до 12 000 богомольцев. Хотя есть мнение, что это лишь приблизительные числа, потому что раньше при расчете принимали во внимание пышные наряды дам, которым по этой причине нужно было больше места. Понятно, что сейчас подобные расчеты не ведутся, да и нет такой необходимости, для нас важно то, что в храм приходят богомольцы и участвуют в богослужениях.

Когда наш правящий архиерей митрополит Варсонофий назначил меня нести послушание в Исаакиевском соборе, это стало для меня большой неожиданностью. Есть такая хорошая поговорка: «Хочешь рассмешить Бога – расскажи Ему о своих планах». Много лет я служил во Фрунзенском благочинии, являясь благочинным и настоятелем храма святого Георгия Победоносца, и долгое время молился о том, чтобы у нас построили большой храм. Ведь району, где проживает более 400 000 человек, он очень нужен. И вот после многих лет молитвы о большом храме меня назначают служить в Исаакиевский собор. Это стало для меня одновременно и радостью, и удивлением, и неожиданностью. Мне стало ясно, что на это есть воля Божия, которую нужно принять, надо служить и молиться там, куда тебя направили. Так что теперь я служу в большом храме.

За это время удалось сделать очень многое. Благодаря знакомству с руководством музея Исаакиевского собора первое, что нам удалось сделать, это восстановить ежедневное богослужение, что очень важно. Мне кажется, что Господь нас, священников, будет судить на Страшном суде не за количество храмов, построенных нами, а за то число душ христиан, что нам удалось спасти. У нас появился хороший приход, и по воскресным и праздничным дням в центральном приделе Исаакия Далматского проходят службы, а по будням богослужения проходят в приделе в честь Александра Невского.

Да, но ведь даже малый придел Исаакиевского собора можно сопоставить по размеру с достаточно большим приходским храмом.

– Да, это так и есть. Кстати, что касается приделов, то в свое время мне очень хотелось во Фрунзенском благочинии построить храм в честь моего покровителя – святителя Алексия Московского. Мне казалось, что это было бы правильно, и я надеюсь, что так и будет. А еще мне бы хотелось открыть музей, посвященный Святейшему патриарху Алексию, и определенная работа уже ведется в этом направлении. Но все это, надеюсь, обязательно осуществится. Интересно, правый придел Исаакиевского собора освящен в честь великомученицы Екатерины – именно такое имя носит моя дочь. Так что для меня само вхождение в этот храм было удивительным. Помню, что первый месяц я сутками находился в Исаакиевском соборе, который притягивал меня к себе как магнит.

У нас потихоньку собираются богомольцы, к нам приходят детки, причем не только в праздничные или выходные дни, но и в будни. Наши прихожане свободно к нам приходят, они имеют возможность заниматься различными проектами. Понятно, что Исаакиевский собор – это место, куда приходит очень много туристов, но они не мешают нашим людям молиться, присутствовать на богослужениях. Так что у нас все происходит так же, как и во многих других наших храмах. Конечно, трудно себе представить, чтобы в некогда главном соборе Российской империи совершались какие-нибудь требы, к примеру отпевание, но таинства Крещения или Венчания здесь уже были не раз. И я очень радуюсь этому. Совсем недавно мы крестили одну десятилетнюю девочку, которая пришла к нам в храм вместе со своей мамой. Крестный отец у нее очень яркая личность, известный в России человек, но дело не в этом. Позже я увидел этого ребенка с мамой в другом храме: она молилась, ставила свечи... Что-то осталось, видимо, у нее в душе, капелька той благодати, которая подсказывает ей, что нужно быть в храме, стоять у икон, молиться, и подобное меня не может не радовать.

В нашем храме мы потихоньку стали заниматься и социальными вопросами. Очень яркое событие было у нас в конце прошлого года, когда мы провели в Исаакиевском соборе новогоднюю елку. К нам в гости пришли более 150 детей, среди которых были и дети из неблагополучных семей, и инвалиды, и сироты. Праздник, который нам удалось для них устроить, был наполнен большой радостью, предновогодним настроением. Здесь выступали и артисты, исполнившие очень трогательные песнопения, посвященные Рождеству и Новому году. Все это было необычно и интересно и взрослым, и маленьким зрителям.

Это происходило непосредственно на площадке самого Исаакиевского собора?

– Внутри собора были поставлены стулья, хотя их на всех и не хватило, поскольку площадь огромная. Мы установили звукоусилители, экраны и микрофоны, но дело в том, что мы не можем в храме сделать какую-то концертную площадку – это противоречит духу Церкви. Ведь служение в храме всегда накладывает отпечаток понимания того, что здесь совершается служба, и это самое главное. Вот и новогодний праздник для детей начался у нас с Божественной литургии.

Конечно же, самое яркое событие, к которому мы готовились и которое так ждали, – это Рождество Христово. Мы благодарим всех, кто потрудился и помог нам провести праздник. Для нас это был настоящий триумф православия, потому что в эту рождественскую ночь впервые за сто лет совершалась ночная Божественная литургия. На службу к нам пришло около трех тысяч человек, многие из которых причастились Тела и Крови Христовых. И мне очень понравилось, что после службы очень многие люди не хотели уходить. Ведь, как правило, бывает так: люди причастятся, приложатся ко кресту и идут домой, а здесь многие стояли, завороженные тем, что происходило в соборе. Они радовались, молились и славили Христа, родившегося в эту ночь.

И я просто не могу не воспользоваться случаем и не сказать всем, что служба в соборе совершается ежедневно. Мне бы хотелось пригласить жителей и гостей нашего города к нам в гости. Приходите, мы молимся, радуемся и совершаем самое главное таинство – таинство Евхаристии. Каждая наша служба особенная, сам Исаакиевский собор готовит к этому человека. Монферран при строительстве храма установил большие ступени (те, кто бывал у нас, знает об этом), они намного выше, чем ступени, по которым обычно поднимается человек. И когда вы подходите к собору и начинаете по ним подниматься, то само вхождение в храм получается медленным, как бы подготавливающим вас к тому, что совсем скоро вы войдете в главный храм Российской империи.

Самое главное, к чему мы все сейчас стремимся, это организация приходской жизни, чтобы наш храм «задышал», стал, в первую очередь, местом, где совершается служба. Я надеюсь, что если мы вместе с прихожанами, волонтерами, которых становится больше, будем нести служение, то у нас будет по-настоящему действующий, живой храм в нашей епархии.

Думаю, будет не лишним озвучить для наших зрителей расписание богослужений.

– Утром литургия совершается в 09:00 часов, а вечернее богослужение начинается в 16:00.

– Известно, что у многих приходов есть свои здания, где можно работать и реализовывать свои проекты. Исаакиевский собор, в котором Вы являетесь ключарем, предъявляет, наверное, свои требования к мероприятиям, проводимым в самих стенах храма. Скажите, что-то планируется еще провести?

– Самое яркое событие, которое нам предстоит провести, – это Пасха, и подготовка к ней начнется уже сейчас. Да и Великий пост не за горами, так что совсем скоро начнутся постовые богослужения. Что же касается светского направления в нашей деятельности, то если владыка митрополит благословит, то мы планируем провести у нас музыкальный певческий фестиваль. В прошлом году такое мероприятие проходило в Петропавловском соборе. Нас ожидают многие события.

Нам очень важно, чтобы Исаакиевский собор стал центром для молодежи. Мы разрабатываем сейчас программу определенных событий, способных заинтересовать молодых людей. Мы хотим, чтобы они смело приходили к нам в храм и участвовали не только в богослужениях, но и были задействованы в различных проектах. Пока я не хочу об этом подробно говорить, это только планы, но я обязательно их озвучу тогда, когда будет получено благословение от нашего владыки. В любом случае, конечно, мы не будем стоять на месте, мы приложим все усилия для того, чтобы у нас была настоящая приходская жизнь.

Мы благодарны нашей епархии за то, что она всегда поддерживает нас. Мы радуемся, что музейщики идут нам навстречу во многих наших пожеланиях и никогда не останавливаются на достигнутом – мы постоянно что-то с ними обсуждаем. Дайте нам лишь немного времени для того, чтобы мы смогли себя проявить. Ведь даже президенту дают сто дней и уже потом начинают с него что-то спрашивать, а мы действуем всего лишь на протяжении нескольких месяцев. И хотя мы мало что пока успели сделать, я уверен, что наш собор, согретый теплом молитвы, общей службы, скоро вновь станет полноценным действующим храмом.

– Думаю, что это чрезвычайно важно для любого верующего человека, особенно петербуржца. Мы только сейчас начинаем привыкать к тому, что Казанский собор стал действующим кафедральным храмом, а то, что Исаакиевский собор может стать таким же, пока, к сожалению, не вмещается у нас в голове. Это факт!

– Он уже таким стал!

– К этому надо привыкнуть.

– У нас так же было и с храмом Георгия Победоносца во Фрунзенском районе. Помню, когда меня туда назначили настоятелем, то некоторые мои знакомые смеялись и говорили, что меня назначили настоятелем фундамента. Семь лет стоял недостроенный храм, и когда я впервые его увидел, то ужаснулся, потому что не знал, с чего нужно начинать. Слава Богу, постепенно удалось достроить храм, потом мы смогли открыть при нем воскресную школу, в которой сейчас учится больше ста ребятишек. Сегодня храм находится в самом центре Фрунзенского района, в Купчино, здесь ежедневно совершается служба, реализуются социальные проекты, ведется работа по катехизации и другим направлениям, в том числе и по молодежной политике. Конечно, раньше бывало так, что меня беспокоили, спрашивали о том, что нужно сделать в том или ином случае, а теперь я вижу, как люди постепенно настраиваются на работу и берут инициативу в свои руки. И если, допустим, возникает какая-то проблема с малоимущими, людьми, нуждающимися в одежде и питании, то наши помощники сами находят способы приобрести необходимое и отвезти туда, куда нужно. То есть не я сейчас этими вопросами занимаюсь, а они. Надеюсь, что со временем так же будет и в Исаакиевском соборе, как и в других храмах.

Конечно, так и будет. Мне даже трудно себе представить, каким образом Вы умудряетесь нести столько послушаний! И Исаакиевский собор, и послушание благочинного, что по большому счету сравнимо с высокой руководящей должностью. Расскажите немного об этом.

– Спасибо за комплимент, хотя я думаю, что я многое еще бы успел сделать. Для меня добрым примером является наш митрополит Варсонофий, и по тому, сколько трудится он, я не знаю, кто еще может в нашей Церкви с ним сравниться – наверное, только Святейший. Так по милости Божией пока получается работать.

В этом году нам бы очень хотелось в нашем благочинии заложить один-два новых храма, чтобы дело сдвинулось с мертвой точки. Пока же, к сожалению, мы встречаем на этом пути преграды: чиновники вроде бы и говорят нам: «Да, это нужно. Мы идем вам навстречу», а когда доходит до дела, то бумага оказывается под сукном, и из-за отсутствия нужной подписи все откладывается в долгий ящик. Слава Богу, что в конце прошлого года нам удалось малым чином освятить небольшой храм во Фрунзенском благочинии, который находится на территории инфекционной больницы. Туда приходят сестры милосердия. Теперь они могут со своим священником совершать литургию, помогать батюшке причащать детей, соборовать больных, совершать молебны.

Кроме того, нам удалось в прошлом году открыть молельную комнату в одном детском учреждении, причем я испытал при этом колоссальное удовольствие. На мой день рождения приехал владыка, и мы вместе с ним отправились в гости к детям-инвалидам нашего Фрунзенского района в Купчино. Признаюсь, что такого дня рождения у меня еще не было, да и вряд ли будет: не меня поздравляли, а я поздравлял детишек с Рождеством Христовым и дарил им подарки. А когда мероприятие закончилось, то мы остались у хозяйки этого учреждения, разговорились с ней, и так у нас родилась идея открыть там если не храм, то хотя бы часовню. Вот так по прошествии небольшого времени благодаря нашему взаимодействию с администрацией Фрунзенского района здесь появилась молельная комната. В ней теперь совершаются молебны, сюда приходит священник, собираются детишки, читают акафисты. Я видел глаза этих детей, меня благодарили их родители за то, что их дети-инвалиды имеют теперь возможность прийти в храм, поставить свечку, помолиться и получить поддержку от священника. И это великолепно!

Мы надеемся, что такая тенденция будет развиваться и дальше. Единственно, мне хотелось бы, чтобы доступ к храмам был свободный для всех желающих, поэтому мы всегда просим всех заинтересованных лиц, прежде всего чиновников, при строительстве церквей пойти нам навстречу. Правильно сказал владыка, когда посещал однажды нашу тюрьму «Кресты»: «Чем больше храмов, тем чище люди». И это действительно так! Единственное место, куда люди идут не из-под палки, – это храм! Что-то тянет в душе каждого из нас сюда, здесь находится что-то такое нужное, что заставляет человека прийти и помолиться. Он выходит отсюда просветленным, его действительно касается благодать Божия. Мы надеемся, что пройдет время, и мы сможем приступить к строительству храмов в нескольких местах нашего благочиния. В двадцатых числах января у нас начнутся общественные слушания, на которых, мы надеемся, жители нашего района нас поддержат. Хотелось бы сказать, что те площадки, которые выделены нам под строительство храмов, являются на самом деле заброшенными, и никакого вреда от строительства никому не будет. Так что мы надеемся, еще раз повторюсь, на поддержку и активность наших жителей.

Если вернуться к вопросу о Вашем служении как благочинного, то мне бы хотелось узнать подробнее, в чем оно заключается. Многие люди примерно представляют себе, какие есть обязанности у простого священника, епископа или архиерея, а какое послушание у благочинного? Чем оно отличается?

– Ответ на Ваш вопрос кроется уже в самом слове «благочиние», так что первая моя задача заключается в том, чтобы во всех вверенных мне храмах все совершалось по Уставу Церкви. Главное, чтобы совершалась литургия и священники ревностно старались исполнить свое послушание.

В прошлом году на Покров я вместе с дьяконами, преподавателями Духовной академии и несколькими певчими поехал в один из храмов нашего благочиния. Я бывал в нем уже раньше, а тут мне захотелось его посетить, помолиться в нем и совершить Божественную литургию. Сам храм святого Тихона Задонского находится в тюрьме, и так просто со стороны в него не попадешь. Что говорить, если даже мы стояли и ждали больше часа, пока нас пропустят. И вот что интересно: когда совершалась литургия, в какой-то момент я потерял ощущение границы – мне казалось, что я нахожусь в обычном храме среди простых людей. Не было никакой разницы, понимаете? Хотя здесь на службе стояли заключенные, и алтарник – заключенный, люди, подававшие теплоту, были тоже заключенными. Была действительно большая радость от того, что люди искренне исповедовались и причащались Тела и Крови Христовых.

Так вот, благочинный, в первую очередь, это тот человек, который, выполняя послушание правящего архиерея, смотрит за тем, чтобы во всех храмах все службы исполнялись по положенному Уставу. Если говорить административным языком, то это священник, который передает информацию от архиерея к настоятелям храмов, находящимся на территории благочиния. И наоборот, если у настоятелей возникают какие-то вопросы или проблемы, то благочинный транслирует их архиерею. Конечно, это не означает, что я являюсь этаким барьером между владыкой и священниками – митрополит и сам в любой момент может обратиться к ним. Впрочем, так же, как и они к нему. Я же, как и все благочинные, должен способствовать активной и плодотворной работе. Опять же если вспомнить, какой объем информации был десять лет тому назад и сейчас, то разница окажется очевидной. Я хорошо помню, что если раньше приходила бумага, то мне звонил мой благочинный и я приезжал к нему, чтобы ее получить. Сейчас уже другое время...

Да дело даже не в том, что увеличился поток информации, ведь самое главное, чтобы в храмах была служба, творилась молитва, чтобы люди ходили в храм и находили то, что им необходимо, – благодать Святого Духа. И если батюшка не будет ревностным служителем, если он, как говорят в народе, станет делать все спустя рукава, то тогда незачем б удет ходить в церковь. Священник должен быть как свечка: он должен постоянно гореть – нельзя быть священнослужителю теплохладным. Вот сегодня совершается день памяти преподобного Серафима Саровского, и это для нас очень хороший пример того, каким должен быть настоящий священник. Понятно, что преподобный Серафим – монах, человек, много потрудившийся в молитвенном стоянии. Мы знаем, что он долго молился на камне, что ему являлись в молитве не только ангелы и Божия Матерь, но и Сам Господь.

Казалось бы, какой пример мы, люди светские и мирские, можем взять для себя, чему можем поучиться у преподобного, уходившего в уединенное место, в лес? А вот именно той любви, тому отношению к людям мы должны от него научиться. Это очень важно! Я думаю, что сейчас любой христианин должен, в первую очередь, проявлять себя как раз с позиции любви. Наш язык намного проще в этом отношении, чем греческий. У нас словом «любовь» обозначается все, а для греков такие понятия, как любовь к Богу, матери, Родине и любовь между мужчиной и женщиной являются неравнозначными и обозначаются разными словами. Так вот, я сейчас говорю именно о той любви, которую испытывает человек к Богу, и о том, как Господь любит его, как прощает ему все прегрешения. Бог – это же не прокурор! Каждую литургию мы поем, что Он долготерпелив и многомилостив, и Господь прощает нас.

Преподобный Серафим Саровский являет нам пример такой любви. Всю свою жизнь он поступал так, что люди, приходящие к нему, получали Божию благодать. К каждому преподобный Серафим обращался со словами: «Радость моя, Христос воскресе!» И человек, получив такое благословение Божие, уходил чистым, добрым, старался больше не грешить. Так и мы, где бы ни находились – в монастыре или в миру (думаю, если наши телезрители нас сейчас смотрят, то они живут в миру), должны по-христиански, по-православному относиться к другим людям, и наши святые служат для нас примером. В этом, на мой взгляд, и заключается благочиние.

Я такой же грешный человек, как и все, и, наверное, многого не знаю и не умею, но самое главное для меня, как, впрочем, и для любого священника, это молиться. Молитва – наша поддержка, оружие. Когда священник совершает литургию, молится, причащается Тела и Крови Христовых, то он, безусловно, получив благословение от Господа, может вести за собой своих прихожан, и все остальное тогда становится второстепенным.

Наш телезритель задает вопрос, который касается благочиния, определенного порядка в храме: «Может ли женщина в возрасте входить в алтарь и принимать участие в богослужении как алтарница – например, в храмах Санкт-Петербурга? Нужно ли это и могут ли возникнуть какие-нибудь отрицательные последствия в связи с этим?»

– Такая традиция действительно есть, и алтарницы имеются не только во многих городских, но и в деревенских храмах. Знаю, что и в некоторых монастырях у женщин имеется такое послушание.

Кто же может быть алтарницей? Прежде всего такая женщина должна быть православной христианкой, исполняющей все возложенные на нее послушания не просто как любой другой человек, который работает в храме, но быть исполненной высокого христианского духа. Она должна и молиться, и поститься, и исповедоваться, и причащаться. Почему женщины часто бывают алтарницами? В этом нет никакого секрета: женщина может убраться, к примеру, лучше, чем мужчина. Это заложено в ней от природы, хотя есть и мужчины, которые любят чистоту и порядок, но все же, как правило, священник приглашает какую-нибудь женщину в храм потрудиться. Так что это естественно, ничего особенного здесь нет.

Другое дело, что я стараюсь, чтобы алтарницы, которые есть у нас, не вызывали у других людей чувства соблазна и выполняли свою работу не во время богослужения, а после него. А если алтарь маленький, то прошу, чтобы она стояла где-нибудь в уголочке так, чтобы ее не было видно. Хотя, еще раз повторюсь, ничего греховного в этом нет, и если женщина ведет православный образ жизни, то мы приветствуем такое служение. Иной вопрос, что зачастую в наших храмах есть люди старшего возраста, которые ведут себя порой чересчур ревностно, из-за чего возникают какие-то конфликтные ситуации, проблемы и искушения. В таком случае я всегда говорю своим духовным чадам, чтобы они немного подумали об этих пожилых людях, о том, что они видели в своей жизни. Ведь если, к примеру, взять человека, которому 70 - 80 лет, и посмотреть назад, что было тогда в нашей стране... Естественно, что дети того времени видели закрытые разрушенные храмы, священников, которых арестовывали и в лучшем случае ссылали, а в худшем – расстреливали. Может быть, люди и знали какие-то нормы, правила, церковные каноны, но эти знания были у них в минимальном количестве: скажем, то, что на Пасху нужно освящать яйца, а на яблочный Спас приходить в церковь с яблоками. Именно поэтому мы стараемся, чтобы те люди, которые трудятся в храме и фактически являются церковнослужителями, получили образование. Ведь в храм приходит очень много людей с какими-то проблемами, вопросами, на которые нужно дать ответ, подсказать им правильное решение, а для этого необходимо, чтобы та же алтарница знала не только азы православия, но и Закон Божий.

Мы стараемся, чтобы к нам в храм приходило как можно больше молодежи – студентов, школьников, чтобы они оставались у нас волонтерами, помощниками по миссионерскому служению. Это очень важно для человека, чтобы он знал основы своей веры, каноны. Призывая человека к такому служению, я всегда говорю: «Вы не просто заходите в храм поставить свечку и постоять, а подойдите к церковной лавке и спросите, не появилась ли новая книжка». Да, у нас есть и церковные каноны, и Священное Писание, и известные книги, и кто-то может сказать, что нового уже ничего нет и не будет, но это не так. Постоянно издаются новые книги, и люди всегда что-то изучают. Думаю, что христианин должен следовать примеру нашего великого земляка – святого праведного Иоанна Кронштадтского. Каждый день он прочитывал свежую газету, чтобы быть в курсе того, что происходит в стране и мире. Ничего зазорного нет в том, что ты начинаешь что-то изучать. Наоборот, когда-то мне мама говорила, что после любви второе, что ценится на том свете, это знания. Если мы будем больше читать, то это будет только лучше для всех нас.

– Какое прекрасное наставление! Наша телезрительница из Челябинска задает вопрос: «Вы говорили, что человек в храм должен ходить по своему желанию, убеждению. А мне так хочется, чтобы мой родной человек пошел бы в церковь, исповедовался и причастился! Я крестная, но никак не могу добиться, чтобы мой крестник это сделал. Скажите, нужно ли мне оказывать на него давление или надо ждать до тех пор, пока он сам «созреет»?»

– На мой взгляд, Вам ни в коем случае не нужно на него давить. Если мы откроем Священное Писание, то найдем удивительные слова, сказанные самим апостолом, о том, что жена-христианка просвещает мужа-язычника, а муж-христианин просвещает свою жену-язычницу. Тем более нельзя применять насилие в отношении близкого человека. Я не просто знаю, а уверен в том, что молитва может все. Ко мне неоднократно подходили люди и говорили: «Батюшка, я молилась, постилась. Я обратилась к Господу, и Он все устроил». Мне лично приходилось сталкиваться с тем, когда после молитвы у людей менялась жизнь. Совсем недавно у нас в Исаакиевском соборе произошла просто удивительная история. Вы помните, что по благословению нашего Святейшего Патриарха Кирилла в епархии приносили мощи святого благоверного князя Владимира. Несколько дней эта святыня пребывала у нас в Санкт-Петербурге в нашем храме. Я посчитал важным пригласить всех своих друзей, в частности носящих имя Владимир, чтобы они смогли прийти и приложиться к мощам святого. И вот один из моих знакомых, высокопоставленный чиновник из Санкт-Петербурга, приехал к нам в храм с зубной болью, а приложившись к мощам, вдруг почувствовал, что зубы перестали болеть. После этого он поехал к стоматологу, и тот, посмотрев, сказал, что у него все в порядке, ничего страшного нет. Он звонит мне и говорит: «Батюшка, у меня чудо произошло сегодня!» Я ведь сам сын врача и знаю, что такое зубная боль: нужно помощь оказать, требуется лечение, а здесь свершилось чудо.

Я уверен, что если наша телезрительница обратится с искренней, настоящей молитвой к Богу, то все получится, а давить на человека не надо, потому что это может вызвать у него совершенно противоположную реакцию – антагонизм, когда Ваш родственник будет раздражаться, злиться и ругаться. Уверен, что милосердный Господь Сам может привести человека к молитве, покаянию и вере. Когда-нибудь потом, в следующий раз я Вам подробнее расскажу об одном храме, который нам удалось восстановить в Ленинградской области. А пока мне хотелось бы совсем кратко рассказать о нем. Несколько лет тому назад, когда меня назначили туда служить, я боялся того, как все будет, – там были одни развалины, но собрались люди, которые решили восстановить храм, и теперь в деревне Хвалово находится великолепная церковь. Для меня это самое настоящее чудо. Так что, еще раз повторюсь, не нужно никого заставлять, просто молитесь, и Господь все устроит.

Благодарю Вас за беседу и прошу напомнить еще раз нашим телезрителям расписание богослужений в Исаакиевском соборе.

– Утренняя литургия начинается в 09:00, а вечернее богослужение – в 16:00. Я приглашаю жителей и гостей нашего города к нам в храм на молитву. Будем рады вас видеть!

 

Ведущий: диакон Михаил Кудрявцев
Расшифровка: Евгения Осипцова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Последние телепередачи

Вопросы и ответы